Как Марокко удалось приручить исламистов

23.04.2015, 09:20 Просмотров: 435

Марокканские исламисты из Партии справедливости и развития (ПСР), как их единомышленники в Тунисе и Египте, пришли к власти в результате «арабской весны» 2011 года. Но если в Тунисе исламисты позднее покинули правительство, а в Египте «Братья-мусульмане», включая президента Мухаммеда Мурси, оказались за решеткой, марокканская ПСР по-прежнему возглавляет коалиционное правительство Марокко, и похоже, что в обозримом будущем эта ситуация не изменится.

Чем можно объяснить успех марокканских исламистов? Прежде всего позицией короля Марокко. В отличие от Туниса и Египта Марокко – конституционная монархия, где королевский двор готов поделиться властью с оппозиционными партиями, сохраняя при этом общий контроль над политической жизнью страны.

Когда в 2011 году протестные волны «арабской весны» докатились до Марокко, король ответил на протесты политическими реформами. Наибольшее значение имела историческая поправка к Конституции, принятая в июле 2011 года: она расширила свободу слова, полномочия правительства и премьер-министра. Кроме того, марокканский парламент получил дополнительные полномочия для контроля за правительством. Тогда же в стране прошли досрочные выборы, на которых исламисты из ПСР получили относительное большинство в парламенте, а затем возглавили коалиционное правительство с участием еще трех светских партий.

Партия справедливости и развития

ПСР возникла в середине 90-х годов и называет себя партией исламской ориентации. Поначалу марокканские власти пытались ограничить ее деятельность, но исламисты продемонстрировали немалую гибкость и смогли стать одной из крупнейших системных партий в Марокко.

Ярче всего гибкость ПСР проявилась во время «арабской весны». Тогда в большинстве стран арабского мира протестующие требовали смены правящих режимов, но в Марокко все обстояло немного иначе: там в движении протеста преобладали представители среднего класса, выступавшие не за свержение существующей власти, а за политические реформы.

Исламисты из ПСР вообще решили не участвовать в акциях протеста, чтобы избежать, как они выражались, неясных и нежелательных последствий. Исламисты были убеждены, что никакие политические преобразования в Марокко невозможны без одобрения монарха и реформы должны проводиться с учетом позиции королевского двора.

Поэтому, когда через несколько месяцев исламисты возглавили правительство, это было не результатом ошеломляющей победы на выборах, а скорее итогом постепенной эволюции – от 9 мест в парламенте после выборов 1997 года до 47 в 2007-м и 107 (из 325) в 2011 году. Тогда исламисты впервые в истории Марокко возглавили правительство, хотя это не значит, что они получили всю полноту власти – на практике они по-прежнему должны были искать компромиссы с королем и другими политическими силами.

Исламисты оказались готовы к поиску таких компромиссов, но период их пребывания у власти все равно нельзя назвать абсолютно безоблачным. Так, в середине 2013 года правительственную коалицию покинула консервативная Партия независимости («Истикляль») – причиной стал конфликт между ее генсеком Хамидом Шабатом и премьером-исламистом Абделилой Бенкираном. Внешние обстоятельства тоже были не самые благоприятные: в Египте в результате военного переворота был свергнут президент Мурси, а «Братья-мусульмане» опять исключены из легальной политики. Государства Персидского залива также требовали вытеснить исламистов на обочину политического процесса.

Чтобы сохранить политическую стабильность в стране и одновременно «амортизировать» внешнее давление, марокканский король и исламисты достигли негласной договоренности: ПСР пошла на уступки, предоставив ряд ключевых постов в правительстве союзникам монархии, а королевский дворец оставил исламиста Бенкирана во главе кабинета. Под давлением стран залива из-под контроля ПСР был выведен МИД Марокко, а на пост министра образования был назначен технократ-франкофон. Дворец также отдал беспартийным и связанным с монархией бюрократам несколько ведомств, включая МВД. После всех этих перестановок под контролем министров из ПСР осталось не более 8% бюджета страны.

Политический прагматизм

Растущая популярность премьера-исламиста Бенкирана вынуждала короля Марокко Мохаммеда VI сотрудничать с исламистами. Со своей стороны Бенкиран демонстрировал уважение к королю и тщательно избегал любых покушений на символическую и духовную власть монарха, его политический авторитет. Это способствовало росту доверия между ними и установлению прочного сотрудничества. Вплоть до того, что критики премьера заявляют, что он «стал большим роялистом, чем сам король».

Марокканские исламисты осознали, что удержаться у власти они смогут только при поддержке монарха, поэтому построили свои отношения с королем соответствующим образом. Премьер не оспаривает прерогатив монарха, а тот поддерживает предлагаемые главой правительства реформы. Так же строятся и отношения монарха с правительством – по самым важным вопросам решения принимает король, а повседневная работа осуществляется кабинетом.

Понимание того, как следует взаимодействовать с монархией, появилось не сразу. Оно стало результатом многолетнего опыта участия марокканских исламистов в легальной политике, когда одним из их лозунгов стало: «Участие, а не гегемония».

Для марокканских исламистов это означает игру по правилам монархии, но не полное подчинение двору. Исламисты старательно дистанцируются от так называемого глубокого государства, выступая против его авторитарных методов типа нарушения прав человека и подтасовки выборов. В некоторых случаях – например, когда ПСР обвинила силовиков во вмешательстве в предвыборную кампанию, – это вызывает напряженность между партией и монархией.

Свержение исламистов в Египте в 2013 году и выход из правящей коалиции светской Партии независимости заставили ПСР еще больше смягчить свои позиции, чтобы не потерять власть окончательно. Так, марокканские исламисты согласились не ставить своих людей на значительную часть ключевых постов в государстве. За первые три года пребывания ПСР у власти из 400 человек, назначенных на высокие государственные должности, лишь десяток были членами этой партии. По словам представителей ПСР, это отражает стремление правительства делать такие назначения на основе профессиональных качеств, а не политической лояльности, как это делали правящие партии в прошлом.

Кроме того, руководство ПСР выбрало путь поэтапных реформ, считая это наиболее эффективным способом укрепить доверие к государственным институтам и одновременно серьезно изменить ситуацию.

На экономическом фронте партии быстро удалось добиться успехов. За годы правления исламистов Марокко серьезно улучшило позиции в международных рейтингах благоприятного делового климата и прозрачности. Кроме того, к декабрю 2014 года правительству во взаимодействии с бизнес-кругами удалось вернуть более 27 млрд дирхемов ($2,7 млрд), незаконно выведенных из страны за предшествующие 10 лет. Это достижение – ожидалось, что в страну вернется не более 5 млрд дирхемов – свидетельствует, что правительство ПСР смогло завоевать доверие большого бизнеса. Также такие успехи укрепляют репутацию исламистов в глазах монархии.

Королевская поддержка

Сильной стороной марокканской монархии всегда была гибкость в отношениях с партиями и гражданским обществом. Взаимодействие с исламистами не исключение. Для контроля над политической жизнью в стране дворец создал партии-сателлиты с различными идеологическими платформами и использует борьбу между ними и исламистами, чтобы самому занять позицию арбитра.

За поддержкой, которую оказывает король правительству Бенкирана, стоит трезвый расчет: зачем отталкивать от себя исламистов, если они подчиняются правилам политической игры, а модернизация государства и реформы среднесрочного характера, осуществляемые исламистами, приносят пользу как исламистам, так и монархии.

Королевский двор считает, что деятельность нынешнего правительства отвечает национальным интересам страны, по двум главным причинам. Во-первых, действующий кабинет пользуется поддержкой большинства марокканцев, и это защищает дворец от обвинений, ранее часто звучавших в его адрес, что он формирует марионеточные и недемократические правительства.

Во-вторых, правительство исламистов готово проводить непопулярные реформы. Речь идет о реформах пенсионного обеспечения, правосудия и других, на проведение которых не решались прежние правительства. Если реформы ПСР окажутся успешными, поддержка правительства будет поставлена в заслугу монархии, а если провалятся – дворец избежит прямой ответственности.

Монархия оказывает правительству символическую, моральную и техническую поддержку. Но в какой бы форме она ни осуществлялась, проекты, пользующиеся одобрением короля, всегда реализуются быстрее.

Исламисты ставят в заслугу дворцу несколько начинаний правительства. Так, Бенкиран говорил, что именно король, а также министерства внутренних дел и финансов обеспечили успешную деятельность фонда, созданного для помощи вдовам и разведенным женщинам. Значение королевской поддержки очевидно и в реформе судебной системы, которая должна гарантировать независимость и беспристрастность судей. Преобразования в этом секторе позволят исламистам создать противовес силовикам, с которыми у партии часто возникают конфликты. Особенно во время выборов, когда ПСР обвиняет силовиков в неправомерном надзоре за голосованием и подтасовке результатов в пользу промонархических партий.

Поскольку исламисты находятся у власти, королевский дворец вынужден демонстрировать нейтралитет в соперничестве между партиями. Несколько месяцев назад король заявил о создании нового органа для надзора за муниципальными выборами 2015 года. Новый орган возглавляют беспартийный министр внутренних дел и министр юстиции от исламистов. Ранее марокканский Минюст никогда не участвовал в таких процедурах, и для исламистов это может стать палкой о двух концах. Если результаты выборов вновь будут подтасованы, ПСР, чей представитель теперь участвует в контроле за ними, будет трудно обвинять других в нарушениях.

Что же касается будущего, то монархию, по крайней мере в краткосрочной перспективе, устраивает нынешнее коалиционное правительство во главе с исламистами, и король продолжит его поддерживать, пока кабинет пользуется массовой популярностью у населения и не угрожает интересам трона.





Рекомендую
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
КОММЕНТАРИИ (0)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
АРХИВ ПУБЛИКАЦИЙ
«    Апрель 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

{SLINKS}
2